newcenturyman (newcenturyman) wrote,
newcenturyman
newcenturyman

Categories:
  • Music:

Правила жизни: Вуди Аллен


Мы живём в обществе, где слишком многое дозволено. Никогда раньше не существовало столь ужасающего количества порнографии. И кроме того, кто ставит свет в этих фильмах? Это же абсолютная халтура!

Я обожаю дождь. Мне нравится дождь как таковой. Дождь – это всегда очень красиво. Дождь кажется мне прекрасным. В «Мужьях и женах» я назвал одну из героинь Рейн – даже в качестве имени дождь кажется мне прекрасным.

Я комический актёр. Не думаю, что я смог бы сыграть драматическую роль. Мне кажется, что одного моего появления на экране было бы достаточно, что бы зритель начал смеяться.

На самом деле в своей юности я хотел знать о сексе только одно: где его можно получить? И как скоро? Больше меня по этому вопросу ничего не интересовало. Где и сколько раз.

Всё что я хочу, - это снимать фильмы (по возможности много) и регулярно выпускать их на экраны… Я люблю много работать. С кинокомпанией мы давно условились, что как только я вынимаю готовый сценарий из пишущей машинки, меня тут же запускают в производство. Договор давно подписан, от этой головной боли я избавлен. И мне нравится работать именно так.

Во многих смыслах «Энни Холл» стал для меня поворотной точкой, я считаю его своим первым шагом к творческой зрелости.

Фильм, который я всегда выделял из всех мною сделанных, - «Пурпурная роза Каира» - вообще не получил сборы в США. А для меня он всегда был самым любимым, потому что мне удалось воплотить свою идею именно так, как я хотел. Говорили, что если бы они в конце поженились – зрителей было бы больше. В конце, когда он её бросает, возникает такая тоска! Но именно ради этого я и делал фильм, в этом его смысл. У многих других моих фильмов похожие судьбы.

Жизнь бывает либо ужасная, либо несчастная. Категорий только две. Это моё мнение. Будь доволен, что ты всего лишь несчастен.

В кинематографе меня привлекает возможность делать всё, что угодно. Удивительное чувство свободы.

Искусство – лишь средство развлечения для образованных слоев общества. Моцарт, Рембрант, Шекспир – все работали во имя развлечения, но это было развлечение очень высокого уровня.

Даже родители зовут меня Вуди, все давно привыкли. Я поменял имя… сорок лет назад.

«Сексуальная комедия в летнюю ночь» и «Сентябрь» - мои величайшие финансовые провалы.

Я страшно не люблю массовки. Мне быстро надоедает. Хотя многим режиссерам такая работа нравится. Но я их не выношу. Просто потому, что их гораздо сложнее поставить. Нужно следить сразу за многими людьми. Каждый должен играть и играть как положено. Со стороны режиссера это требует огромной работы. А я ленивый.

Конечно я люблю Чехова, это не вопрос. Конечно он принадлежит к числу моих любимых авторов. Я фанат Чехова. По правде говоря, я ещё не встречал человека, который не был бы его фанатом. Можно не любить Толстого. Среди моих знакомых есть люди, которым не нравится Достоевский, не нравится Пруст, Кафка, Джеймс Джойс или Т.С.Элиот. Но я ещё не разу не встречал человека, который не любил бы Чехова.

В жизни я скорее паникер, чем ипохондрик. Я не зациклен на болезнях, но если я действительно заболеваю, я всегда думаю, что болен смертельно. Меня легко привести в состояние паники.

Многие думают, что «September Song» (песня Курта Вайля на стихи Максвелла Андерсона из мюзикла «День отдыха Никербокера») – лучшая американская популярная песня всех времен. Возможно, так оно и есть.

Фильм находится в процессе непрерывного развития.

Если я просыпаюсь, смотрю в окно и вижу облачную и серую погоду, я понимаю, что у меня всё хорошо. Чем хуже, тем лучше. Если идёт дождь и всё небо затянуто тучами – всё хорошо. Если на небе ни облачка и всё вокруг залито солнцем, я заранее знаю, что у меня в этот день будут какие-нибудь неприятности личного характера. То есть мои ощущения диаметрально противоположны тем, которые считаются естественными. Если бы я мог распоряжаться погодой, я бы сделал пять-шесть ненастных дней на один солнечный. Ну, может быть, два. Хотя один всё же предпочтительнее.

Я никогда не смотрю свои фильмы после завершения работы.

Я до сих пор работаю на маленькой пишущей машинке, которую купил, когда мне было шестнадцать лет. Я купил её за сорок долларов, это машинка немецкой марки «Олимпия». И она сделана в типичной немецкой манере – очень похожа на танк. Когда я её покупал, я сказал продавцу, что сорок долларов для меня большие деньги, так что мне хотелось бы, чтобы она была максимально надежной. И он мне ответил: «Даю тебе слово, что эта пишущая машинка нас переживёт». И он был прав – я уже сорок лет на ней работаю, с тех пор как мне исполнилось шестнадцать. Все без исключения мои вещи были напечатаны на ней

В правильных руках прекрасными могут оказаться любой язык и любые слова.

Голливудская продукция последних лет – полнейшая бессмыслица, лишенная какого бы то ни было вдохновения.

Америка очень ханжеская страна.

В психиатрических больницах пациентов заставляют плести корзинки или дают рисовать пальцами, и эта работа поддерживает их в норме. Так и я снимаю свои фильмы. Я много лет назад понял, что отдача от фильмов всегда разочаровывает, удовлетворение здесь получить невозможно. Интерес должен быть в самом процессе создания фильма.

(с) составил [info]newcenturyman

По книге: Вуди Ален: Интервью: Беседы со Стингом Бьоркманом. СПб, Азбука-классика, 2008.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments